Preview

Научно-практическая ревматология

Расширенный поиск
Том 46, № 5 (2008)
https://doi.org/10.14412/1995-4484-2008-5

Статьи

10-16 378
Аннотация
Резюме Выраженность деструкции в мелких суставах кистей и стоп является наиболее объективным маркёром прогрессирования РА, во многом обусловливающим потерю функциональной способности пациента. Основная цель терапии РА — подавление процесса эрозирования суставов. Цель. Изучить зависимость скорости эрозирования суставов от использования базисной терапии (БПВП) и активности РА. Материал и методы. При проведении ретроспективного анализа была получена информация о 451 случае терапии РА. Подсчет эрозий проводился по модифицированному методу Шарпа. Скорость эрозирования определялась путем пересчета прироста числа эрозий на годичный интервал времени. Усредненная активность заболевания по DAS28 подсчитывалась в виде среднего арифметического для всех ранее полученных за время болезни значений DAS28. Учитывая тесную взаимосвязь между активностью болезни и базисной терапией, был использован двухфакторный анализ. В качестве факторов рассматривались: применение БПВП (>3 мес.), средняя активность РА. Результаты. При проведении дисперсионного анализа (ANOVA) с использованием ковариант значимым фактором, влияющим на скорость эрозирования, оказалась усредненная за период заболевания активность РА (F=12,5; р=4х10' 4). Характер базисной терапии и факт ее назначения, длительность болезни значимо не влияли на скорость деструктивного процесса при учете коварианты активности заболевания. Регрессионная модель с включением фактора длительности болезни, средней активности заболевания и использования базисной терапии на момент оценки позволила объяснить около 42% дисперсии (коэффициент детерминации). Заключение. Активность РА — основной фактор, влияющий на скорость эрозирования. Терапия, не сопровождающаяся снижением активности РА, не изменяет скорость эрозирования суставов РА.
17-25 620
Аннотация
Резюме Цель. Выработать оптимальную методику МР-томографии позвоночника у больных анкилозирующим спондилитом (АС) и изучить связи воспалительных МРТ- изменений (ВМИ) с локализацией болевых ощущений, длительностью спондилита и клинической активностью заболевания. Материал и методы. МРТ позвоночника проведена 36 пациентам (22 муж. и 14 жен) с достоверным диагнозом идиопатического АС, установленным в соответствии с модифицированными Нью-Йоркскими критериями. Медиана возраста больных — 26 лет (диапазон: 19-55), длительности АС — 8 лет (диапазон: 1,8-24). HLA-B27 обнаружен у 34 (97%) больных. Высокая активность AC (BASDA1 >40) отмечалась у 21 пациента. Боли воспалительного характера (ВАШ >20 мм) в позвоночнике имелась у 92%, а ночные боли в спине у 61% пациентов. Медиана длительности болей воспалительного характера (длительность спондилита) определялась для каждого отдела позвоночника, который подвергался MPT-исследованию, и составляла 36 мес (диапазон: 1-240). МРТ позвоночника (Magnetom Symphony, Siemens, Германия; напряженность магнитного поля 1,5 Тесла) осуществлялась в Т1-, Т2- и T2-FS (подавление сигнала от жира) режимах. Количественный подсчет ВМИ (в режиме T2-FS) проводился только у 29 пациентов (на 41 изображении), которым МРТ проводилась как в сагиттальной, так и в аксиальной плоскостиях. Использовались два метода подсчета: 1) количество анатомических структур, в которых имелись ВМИ, и 2) раздельный подсчет ВМИ в телах позвонков и задних структурах позвоночника (по принципу «есть/нет»). Результаты. У 36 больных АС было получено 50 MPT-изображений различных отделов (30 - грудного, 12 — поясничного и 8 шейного) позвоночника. ВМИ позвоночника были найдены в общей сложности у 35 (97%) больных. 26% от всех ВМИ выявлены на аксиальных томограммах. У 3 пациентов с небольшой длительностью спондилита (медиана: 4 мес., диапазон: 1-18) ВМ И определялись только на аксиальных томограммах. ВМИ чаще наблюдались в грудном отделе (среднее число ВМИ различных анатомических структур на одном изображении составляло 7,1), реже в поясничном и шейном отделах (соответственно 3,7 и 2,1). У большинства (90%) больных локализация ВМИ точно соответствовала области болей. Количество ВМИ у больных с невысокой (BASDAI <40; п = 12) и высокой активностью АС (BASDAI >40; п = 17) значимо не отличались [медиана и диапазоны, составляли, соответственно 4 (0-23) и 6 (2-28); р = 0,35). Частота выявления ВМИ у пациентов с небольшой (медиана 4 мес.) и более значительной длительностью спондилита (медиана 54 мес), в целом, не отличалась. Однако у пациентов с «ранним» спондилитом ВМИ в задних структурах позвоночника выявлялись достоверно чаще, чем в телах позвонков (соответственно на 92,3% и 23,1% изображений; р<0,001). Заключение. Воспалительные MPT-изменения позвоночника часто выявляются у больных активным АС вне зависимости от длительности болей в спине. Чаще изменения отмечаются в грудном отделе, как в телах позвонков, так и в задних анатомических структурах. При раннем спондилите воспалительные MPT-изменения чаще выявлялись в задних структурах позвоночника, что указывает на необходимость при ранней диагностике АС получать МР-изображения не только в сагиттальной, но и в аксиальной проекциях.
26-31 774
Аннотация
Цель. Оценить эффективность мелатонина (MJIT) как корректора нарушений сна, его влияние на клинические симптомы и показатели лабораторной активности, а также уровень кортизола у больных ревматоидным артритом (РА). Материал и методы. Проведено слепое рандомизированное плацебоконтролируе- мое исследование 38 жен. с достоверным диагнозом РА (согласно критериям ACR), с длительностью заболевания не более года. Больные основной группы (п=19) получали MJ1T (мелаксен, компании Юнифарм, США) в дозе 3 мг за 1 час до сна в течение 3 недель, больные контрольной группы (п=19) - плацебо. Все пациенты принимали нестероидные и базисные противовоспалительные препараты. Определялись клинико-лабораторные показатели воспалительной активности, наличие симптомов инсомнии (в баллах), уровни кортизола в плазме крови и 6-сульфотоксимелатонина (6-СТМ) в моче иммуноферментным методом. Результаты. К. концу исследования у больных основной группы отмечалось улучшение качества сна по сравнению с группой плацебо и достоверное снижение длительности утренней скованности: 20% уменьшение отмечалось у 90,0% пациентов в группе МЛТ и 44% на плацебо. Значимого отличия по другим клиническим проявлениям РА, включая динамику DAS28, выявлено не было. Показано также влияние МЛТ на эндокринный статус больных РА: снижение уровня кортизола в сыворотке крови и достоверное повышение уровня 6-СТМ в моче. В группе плацебо изменений эндокринных показателей не наблюдалось. Заключение. Подтверждена эффективность МЛТ в отношении регуляции нарушений сна у больных РА. Выявленное при этом снижение уровня кортизола в крови, вероятно, связано со «смещением» его пика на более ранние часы, обусловливающим уменьшение утренней скованности.
32-38 372
Аннотация
Резюме Цель. Выяснить значение артросонографии для диагностики поражения коленных суставов у больных ранним ревматоидным артритом (РА). Материал и методы. Обследовано 44 больных ранним РА в возрасте от 19 до 73 лет. 29,5% больных имели ранний РА без первичного остеоартроза (ОА), 70,5% — ранний РА с первичным ОА. УЗИ коленных суставов выполнялось на аппарате «Diasonics» (USA, 1997) линейным датчиком частотой 7 МГц. На каждого пациента заполнялся протокол ультразвукового обследования коленных суставов. Результаты. Клинические признаки синовита коленных суставов были выявлены у 61,5% больных ранним РА без ОА и у 80,6% больных ранним РА с ОА, а у ультразвуковые — у 100% больных. Внутрисуставной выпот в коленных суставах приводил к увеличению размеров надколенниковой сумки и латеральных заворотов. Внесуставное воспаление проявлялось утолщением сухожилий полуперепончатых мышц, особенно у больных ранним РА с ОА (р<0,005). В группе больных ранним РА с первичным ОА дегенеративные изменения были более выражены и, как правило, сопровождались неравномерным уменьшением толщины хряща и появлением остеофитов, в то время как у больных ранним РА без ОА хрящ имел нормальную толщину или был утолщен вследствие набухания и остеофиты отсутствовали. Заключение. При УЗИ коленных суставов признаками раннего РА можно считать преобладание внутрисуставных и внесуставных воспалительных изменений над дегенеративными, а именно: симметричное утолщение синовиальной оболочки, преимущественное увеличение за счет выпота размеров надколенниковой сумки и латеральных заворотов, утолщение сухожилий коленных суставов при нормальной или увеличенной вследствие воспаления толщине хряща. У больных ранним РА с первичным ОА перечисленные признаки отмечались, как правило, на фоне неравномерного снижения толщины хряща, а в случае его воспалительного отека отличием от раннего РА без ОА служило наличие краевых остеофитов.
59-63 397
Аннотация
Введение: Адалимумаб (Хумира) — моноклональное антитело к ФНО-а, полностью идентичное человеческим антителам, представитель группы ингибиторов ФНО-а, в настоящее время являющихся основными биологическими препаратами для лечения ревматоидного артрита (РА). До последнего времени адалимумаб был мало известен в России. Материал и методы: В рамках открытого 24-недельного клинического исследования адалимумаба у больных активным РА завершили исследование 24 пациента (2 муж., 22 жен.). Средняя длительность болезни - 6,4 года, 5 больных имели раннюю стадию РА, у всех пациентов индекс DAS28 был более 5,1 балла, в анамнезе наблюдалась недостаточная эффективность основных БПВП (метотрексат, лефлу- номид, сульфасалазин), глюкококортикоидов. Все больные лечились в амбулаторных условиях. Адалимумаб вводился подкожно по 40 мг 1 раз в 2 недели в течение 24 нед. Результаты: Среди 24 пациентов 22 (91,7%) закончили полный курс лечения адалимумабом. По всем оценивавшимся показателям (самооценка больного по ВАШ, индекс DAS28, индекс HAQ, уровень СРБ) наблюдалась быстрая и стойкая положительная динамика. Хороший эффект по критериям EULAR наблюдался у 8 (33,4%) больных, удовлетворительный — у 14 (58,3%), не удалось получить эффекта у 2 (8,3%) больных. Эффект терапии не зависел от возраста, предшествовавшей терапии, наличия сопутствующей патологии, наблюдался у больных с различной продолжительностью РА. За время наблюдения в рассматриваемой группе больных серьезных нежелательных явлений, случаев туберкулезной инфекции не зафиксировано. Вывод: Адалимумаб является высокоэффективным биологическим препаратом из группы ингибиторов ФНО-а, особенно удобным для проведения терапии активного, резистентного к стандартному лечению РА в амбулаторных условиях.
64-71 354
Аннотация
Представлен случай применения ритуксимаба в терапии нодальной В-клеточной лимфомы маргинальной зоны, болезни Шёгрена и аутоиммунного гепатита.
72-75 327
Аннотация
Цель. Сравнить эффективность различных лекарственных форм глюкокортикоидов (ГК) при затяжном и хроническом подагрическом артрите. Материал и методы. Включены 59 больных с кристалл-верифицированным диагнозом тофусной формой подагры, артритом трех и более суставов, сохраняющимся более месяца, несмотря на прием адекватных доз нестероидных противовоспалительных препаратов. Возраст больных - 56 [48;63] лет, длительность заболевания — 15,2 [7,4;20] лет, число воспаленных суставов при осмотре — 8 [5; 11]. По результатам рандомизации больные получали двойным слепым методом ГК по одной из схем: схема 1 - метилпреднизолон (МП) 500 мг в/в в течение двух дней, плацебо в/м №1; схема 2 — бетаметазон (БМ) 7 мг в/м 1 день, плацебо в/в № 2. Результаты. При обеих схемах количество больных с купированным артритом, развитием синдрома рикошета, недостаточным или отсутствием эффекта было одинаковым. У больных с купированным артритом в первые два-три дня после применения ГК отмечалось более быстрое снижение ВАШ при движении (р=0,03) в группе, получившей МП, по сравнению с БМ. К 14-му дню наблюдения изменение параметров оценки поражения суставов (общая боль по оценке больного, суставной индекс, индекс припухлости, ВАШ в покое и при движении) между группами, получившими МП и БМ, не достигли статистической значимости. Заключение. Эффективность короткого курса ГК терапии не зависела от способа введения и лекарственной формы ГК (МП 500 мг в/в в течение двух дней или БМ 7 мг в/м однократно).
76-80 311
Аннотация
Резюме 94 больных остеоартрозом (ОА) были разделены на две группы, сопоставимые по полу, возрасту и длительности заболевания: основную (п=56) и контрольную (п=38). Пациенты обеих групп получали аналогичное медикаментозное и физиотерапевтическое лечение. Кроме того, больным основной группы проводили дополнительно сеансы структурно-резонансной электромагнитной (СРЭМ) терапии. Сравнительные исследования показали значительное преимущество включения СРЭМ в комплексное лечение больных ОА. СРЭМ терапия способствовала уменьшению или полному купированию болевого синдрома, оказывала позитивное влияние на тревожно-депрессивные нарушения, способствовала социально-психологической адаптации пациентов с ОА.
81-86 401
Аннотация
Резюме Цель. Изучить функциональный статус, характер функциональных нарушений у больных ювенильным артритом (ЮА) младшего возраста и возможность их устранения. Материал и методы. 42 больных с олигоартикулярным (по дебюту) вариантом ЮА, заболевших в возрасте до 4 лет, находившихся на стационарном лечении в детском отделении ГУ Института ревматологии РАМН. Ср. возраст детей в начале заболевания — 22,4 ± Юмес. (мин. — 9 мес., макс. — 46 мес.), ср. давность заболевания при первой госпитализации - 9,5±5,5 мес . Оценивался функциональный статус и ограничения жизнедеятельности (снижение способности передвигаться и действовать руками) в дебюте заболевания, на момент поступления в клинику Института и при выписке, после проведенного медикаментозного и реабилитационного лечения. Результаты.В начале заболевания у 40 больных (95,2%) имелось поражение коленных суставов (у 28 (66,6%) одностороннее), у 30(75%) из них с формированием сгибательной контрактуры и ограничением жизнедеятельности, у двоих было поражение голеностопного сустава. До поступления в Институт курсовое лечение нестероидными противовоспалительными препаратами (НПВП) получали 12 больных (28,6%), базисные противовоспалительные препараты (БПВП) — 5 (11,9)%. При поступлении в Институт у всех больных был активный суставной синдром. Ограничение жизнедеятельности выявлены у 41 ребенка (97,6%).41 больному были назначены БПВП ,12 пациентам в сочетании с глюкортикоидами (ГК) , внутрисуставные инъекции ГК выполнены 15 больным. Индивидуальные занятия лечебной гимнастикой (пассивная разработка движений в суставах) проводились всем детям , 41- в сочетании с лечением положением, один пациент получал групповые занятия ЛФК, ортезирование проводилось 6 больным; 4 из них выполнялась этапная коррекция в гипсовой повязке. В результате у всех детей были купированы явления артрита и достигнуто улучшение функционального статуса, в том числе у 18 (42,8%) полностью восстановлена функция пораженного сустава; у 19 (45,2%)- улучшена функция ; у 4 (9,5%) была исправлена деформация и восстановлена опороспособ- ность в результате нескольких этапов стационарного лечения. Выводы. У детей младшего возраста с олигоартикулярным вариантом ЮА часто поражаются коленные суставы с формированием болевой контрактуры и двигательными нарушениями уже в дебюте заболевания. Адекватное и своевременное медикаментозное и реабилитационное лечение позволяет устранить деформацию суставов и предотвратить инвалидизацию данной группы больных.
87-89 302
Аннотация
Резюме Цель. Проанализировать эффективность и безопасность нимесулида у детей с реактивными и ювенильными хроническими артритами. Материал и методы. Обследованы 108 детей в возрасте от 1,5 до 18 лет, получавших в качестве основного противовоспалительного препарата нимесулид (Найз, Доктор Реддис Лабораторис Лтд., Индия) в дозе от 3,0 до 5,0 мг/кг массы тела в сутки. Результаты. Продолжительность непрерывного приема нимесулида составила от 10 дней при реактивных артритах до 1 года при ювенильных хронических артритах. Эффективность препарата была вполне сопоставима с другими НПВП у 99,1% больных с заболеваниями суставов. Побочные реакции зарегистрированы в 5,4% случаев, в основном, в виде поражения ЖКТ. Аллергическая кожная сыпь наблюдалась только на суспензию препарата. Гепатотоксичного эффекта при монотерапии нимесулидом не отмечено. Заключение. Нимесулид может быть рекомендован в качестве противовоспалительного препарата у детей с реактивными и ювенильными хроническими артритами. Препарат имеет достаточный противовоспалительный эффект, минимум побочных реакций при длительном применении и в сочетании с базисной терапией. Возрастной ценз при назначении нимесулида может быть снижен до 1,5 лет.


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1995-4484 (Print)
ISSN 1995-4492 (Online)