Preview

Научно-практическая ревматология

Расширенный поиск
Том 47, № 2 (2009)
https://doi.org/10.14412/1995-4484-2009-2

Статьи

3-9 380
Аннотация
Цель. Выявить изменения количества CD+CD25+FoxP3+ T регуляторных клеток (Т рег) у больных СКВ, получающих ритуксимаб, и определить взаимосвязь содержа- ния Т рег с изменением активности заболевания и уровнем сывороточных аутоантител на фоне лечения. Материал и методы. Включены 12 пациенток с доставерной СКВ. ср. возраст больных 30,5±9,8 лет (Me – 31 лет, диапазон от 18 до 49 лет), продолжительность болезни 7-148 мес. Больные обследовались до начала лечения, через 1,3, 6 мес. Активность СКВ оценивали с помощью шкалы SLEDAI 2К. Помимо рутинных лабораторныхисследований определялись антитела к двухспиральной ДНК, количество В лимфоцитов и Трег клеток методом флоуцитометрии. Ритуксимаб вводился еженедельно внутривенно капельно по 500 мг в течение 4-х недель, у 4 больных проведена комбинированная терапия с циклофосфаном. Результаты. Количество Т-рег до начала терапии не было снижено. Не обнаружено корреляции между количеством Т-рег клеток и уровнем антител к ДНК. Корреляционный анализ показал значимую связь динамики маркеров Т-рег (Foxp3+, CD25+, CD4+CD25+), а также значения активности СКВ по SLEDAI 2K после завершения лечения с наличием клинического ответа на терапию ритуксимабом через 3 мес. Модель бинарной логистической регрессии с включением указанных 4 предикторов в совокупности способна корректно предсказать клинический ответ на терапию в 83% случаев. Заключение. Изменение количества СD25+, CD4+CD25+, СD4+CD25+FoxP3+ T клеток сразу после окончания лечения коррелировало с клиническим эффектом терапии ритуксимабом и определяло последующий ответ на анти-В-клеточную терапию больных СКВ.
10-16 396
Аннотация
Цель. Изучить клиническое значение провоспалительных цитокинов (фактора некроза опухоли альфа – ФНОα, интерлейкина – ИЛ-6, ИЛ-18), растворимых (р) рецепторов (Р) ФНОα (рФНО-РI), противоспалительных цитокинов (ИЛ-10) и интегрального маркера цитокинзависимой активации клеточного иммунного ответа неоптерина при антифосфолипидном синдроме (АФС).Материал и методы. Сывороточную концентрацию цитокинов и неоптерина определяли иммуноферментным методом с использованием коммерческих наборов реагентов «BioSource International, Inc.» (США), «Bender MedSystems» (Австрия) и«IBL» (Германия) у 39 больных первичным АФС (ПАФС), 53 больных вторичным АФС (ВАФС), ассоциированным с системной красной волчанкой (СКВ), 164 больных СКВ и 54 здоровых доноров.Результаты. Уровни Th1 цитокинов (ФНОα, ИЛ-18), рФНО-РI и неоптерина при ПАФС, ВАФС и СКВ, а также Th2 цитокинов (ИЛ-6, ИЛ-10) при ВАФС и СКВ были достоверно выше, чем у доноров (p<0,05). При ПАФС повышение уровня ФНОα ассоциировалось с поражением клапанов сердца (p<0,05) и ЦНС (p<0,01), ИЛ-18 – с хроническими язвами ног (p<0,001). При ВАФС наиболее выраженное увеличение концентрации рФНО-РI имело место у больных с тромбоцитопенией (p<0,05). При АФС отмечена связь между гиперпродукцией неоптерина и поражением клапанов сердца (p<0,001). Повышение уровня ИЛ-10 при АФС коррелировало с уменьшением числа случаев тромбозов в анамнезе (r=-0,4; p<0,02), при СКВ с АФС – со снижением индекса повреждения SLICC (r=-0,7; p <0,001), что свидетельствует о протективном значении ИЛ-10 в отношении развития тромбозов и прогрессирования заболевания. Увеличение концентрации ИЛ-18 ассоциировалось с атерогенными нарушениями в виде гипертриглицеридемии (r=0,6; p<0,001) и снижения уровня ХС-ЛПВП (r=-0,4; p<0,01) в крови. Обнаружена положительная корреляция уровней ФНОα, ИЛ-6 и неоптерина с титрами IgM антител к кардиолипину и IgG/IgM антител к протромбину (p<0,05). При СКВ с АФС повышение уровня цитокинов, рФНО-РI и неоптерина ассоциировалось с увеличением индексов активности SLEDAI и ECLAM (p<0,05).Заключение. Гиперпродукция цитокинов и неоптерина, отражающая активацию клеточного иммунитета и воспаление, является важным фактором патогенеза АФС.
17-22 317
Аннотация
Цель. На основании иммунно-морфологических данных определить участие тубулоинтестцильного и гломерулярного компонентов в прогрессировании почечной патологии у больных системной красной волчанкой (СКВ). Материал и методы. Проводили исследование у 45 пациентов СКВ с люпуснефритом, 34 больных хроническим гломерулонефритом (ХГН), 19 больных лекарственным хроническим тубулоинтерстициальным нефритом (ХТИН) и 30 лиц контрольной группы. Иммуноферментным методом определяли в сыворотке крови концентрации: антител к нативной ДНК (а-т к ДНК), С-реактивного белка (СРБ), трансформирующего фактора роста бета-1 (ТФР-β1), фактора некроза опухоли – α (ФНО-α), моноцитарного хемотаксического протеина-1 (МХП-1). Морфологический анализ включал исследование биоптатов почек с полуколичественной оценкой показателей, отражающих активность процесса, склероз, изменения сосудов почек.Результаты. Отмечалось увеличение концентрации показателей ФНО-α и СРБ у больных СКВ, ХГН и ХТИН. Однако наиболее высокие значения этих показателейнаблюдались у больных с ХТИН, самые низкие – у больных ХГН, пациенты с СКВ занимали по этим показателям промежуточное положение. Для ФНО-α получена четкая тенденция к росту его значения в зависимости от степени активности СКВ. Высокие цифры МХП-1 были зафиксированы у больных с люпус-нефритом и ХТИН. TФР-β1 у больных с СКВ был достоверно снижен. При балльной оценке морфологических изменений нефробиоптата отмечено, что гломерулярный компонент люпус-нефрита характеризовался в основном умеренным активным пролиферативным и умеренным склеротическим процессами, а тубулоинтерстициальный компонент – преобладанием выраженных изменений. Выводы. Поражение почек при системной красной волчанке характеризуется сочетанными изменениями клубочков и интерстициальной ткани. При этом отмечается значительно выраженный тубулоинтерстициальный компонент. Важную роль в формировании патологического процесса играют МХП-1 и ТФР-β1, изменения которых связаны с активностью волчаночного процесса.
23-30 269
Аннотация
Цель. Охарактеризовать (фенотипировать) спектры общих и модифицированных липопротеинов (ЛП) сыворотки крови больных ревматоидным артритом (РА) в зависимости от пола и возраста больных, а также провести сравнение со здоровыми донорами (с нормолипемией). Материал и методы. Обследовано 103 пациента с РА (88 жен. и 15 муж.) в возрасте от 21 до 69 лет. Изучены спектры общих и модифицированных липидов и ЛП в сыворотке и плазме крови больных РА методом малоуглового рентгеновского рассеяния. Результаты. У больных РА обоего пола и всех возрастных групп выявлен низкий уровень подфракций ЛП промежуточной плотности (ЛППП) и ЛП очень низкойплотности (ЛПОНП)и высокий уровень подфракции ЛПНП. Средний уровень модификации ЛП составил около 60 %, причем наименее подвержена модификации оказалась подфракция ЛП высокой плотности (ЛПВП) , а наиболее – подфракция ЛП ЛППП. Повышение уровня модификации ЛП происходило за счет фракций ЛПНП и ЛПОНП, имелась тенденция к повышению этого уровня от молодых воз- растных групп пациентов к более пожилым за счет повышения доли атерогенных ЛП. Не выявлено отличий между средними значениями общих ЛП для половых и возрастных групп больных РА. Особенностью спектра модифицированных ЛП у больных РА явился неожиданно низкий (по сравнению с нормолипемией) уровень модификации ЛП у фракции ЛПВП в целом. Заключение. Уровень общих и модифицированных ЛП в плазме и сыворотке крови больных РА связан с общим состоянием липидного обмена и баланса факторов ЛПОНП иммунной защиты. Возможно, что низкий уровень холестерина (ХС)и высокий уровень ХС, а также высокая степень модификации ЛП этих фракций ЛПНП могут быть дополнительными маркерами активности РА.
31-37 395
Аннотация
Диагностика ревматоидного артрита (РА) в дебюте болезни осложнена наличием большой группы пациентов с недифференцированным артритом (НА). В 2007 г. Van der Helm-van Mil и соавт. были предложены специальные критерии («prediction rule» – «решающее правило»), позволяющие предсказать развитие при НА «настоящего» РА путем подсчета прогностического индекса (ПрИ), По данным авторов, значение ПрИ6 баллов соответствовало низкой вероятности развития РА в течение 1 года, ПрИ8 баллов – высокой вероятности. Цель. Оценить возможности применения прогностических критериев для определения риска прогрессирования НА в РА у российских пациентов. Материал и методы. Включены 93 больных (84,9% жен.), с ранним (длительность болезни не более 12 мес с момента появления симптоматики) НА, возраст 44,3±15,2 года, длительность болезни 128,9±82,1 дня (4,3±2,7 мес), у 59,1% был олигоартрит, 26,9% были серопозитивными по ревматоидному фактору, у 29% выявлялся повышенный уровень антител к циклическому цитруллинированному пептиду (АЦЦП). На протяжении 12-месячного периода обследование проводилось трижды: при первичном обследовании, через 6 мес и через 12 мес. Результаты: За 1 год наблюдения у 39 (41,9%) больных развился РА и у 54 (58,1%)– не развился. Среднее значение ПрИ составило 5,18±2,48 балла (Ме 5,02 [3,01; 317,02]). Значения ПрИ у больных, развивших РА в течение 1 года, были достоверновыше (6,55±2,33), чем у не развивших РА (4,18±2,1 балла), p<0,0001. Проведен анализ характеристической кривой (ROC). Значение статистики площади под кривой (AUC) равнялось 0,77 (SE 0,048, р=0,000, 95% ДИ отмечены 0,68; 0,87). При этом значения ПрИ ≥6 баллов у 64 (68,8%) больных, ПрИ ≥8 – у 17 (18,3%) больных, промежуточные значения (между 6 и 8 баллами) – у 12 (12,9%) пациентов. Среди больных, имевших значения ПрИ ≥6 баллов, через 1 год соответствовали критериям РА 17 (26,6%) пациентов; среди имевших ПрИ от 6 до 8 баллов – 9 (75%), при ПрИ≥8 баллов – 13 (76,5%) больных, р<;0,0001. Выводы: Применение критериев прогноза для больных НА дало удовлетворительный результат у российских пациентов, при этом ROC-анализ показал, что уровень ПрИ, разграничивающий прогрессировавших в РА и не прогрессировавших больных, находился не в районе 8 баллов, а в районе 6 баллов. Различия между результатами настоящего исследования и опубликованными данными могут быть обусловлены различными факторами, включающими генетические особенности, а также клиническую гетерогенность групп пациентов из Западной и Восточной Европы.
38-42 274
Аннотация
Цель. Оценить частоту развития нежелательных реакций короткого курса глюкокортикоидной (ГК) терапии у больных затяжным и хроническим подагрическим артритом. Материал и методы. Включены 59 больных с кристалл-верифицированным диагнозом тофусной формы подагры, артритом трех и более суставов, сохраняющимся более мес, несмотря на прием адекватных доз нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП). Возраст больных – 56 [48;63] лет, длительность заболевания – 15,2 [7,4;20] лет, число воспаленных суставов – 8 [5; 11]. По результатам рандомизации больные получали двойным слепым методом ГК по одной из схем: схема 1 – метилпреднизолон (МП) 500 мг в/в в течение двух дней, плацебо в/м №1; схема 2 – бетаметазон (БМ) 7 мг в/м 1 день, плацебо в/в № 2. Клиническая оценка воспаленных суставов проводилась каждый день. Стандартное лабораторное исследование и ЭКГ выполнялись перед введением препаратов, на 3-ий, 7-ой и 14-ый день наблюдения. Определение уровня иммунореактивного инсулина (ИРИ) – перед введением препаратов и на 14-ый день. Измерение артериального давления – ежедневно.Результаты. В целом в группе после первого введения ГК повышение АД отмечалось у 28 (47%) больных. У больных с недостигнутыми целевыми значениями АД после введения ГК подъем АД зафиксирован у 73 % больных. У больных с целевыми значениями АД повышение АД отмечалось в два раза реже – у 38 % (р=0,02). У 8 (13%) больных на 3-ий после введения ГК по данным ЭКГ выявлялось ухудшение кровоснабжения миокарда и развитие его ишемии. Повышение уровня глюкозы в сыворотке крови отмечалось у 10 (17%) больных, после повторного введения БМ – у 5 (8%). Уровень холестерина в сыворотке крови к 14-му дню наблюдения достоверно не изменился, однако у 28 (47%) больных отмечалось повышение уровня холестерина от исходного. Уровень триглицеридов к 14-му дню наблюдения достоверно снизился со 149 [106;187] до 108 [66,5; 172] мг/дц (p=0,02). Гиперемия лица отмечалась у 26 (44%), приступ сердцебиения – у 4 (7%). Чувство горечи во рту отметили 2 (3,4%) больных. Заключение. При назначении больным подагрой короткого курса ГК необходим контроль возможных нежелательных реакций. Назначение антигипертензивной терапии с достижением целевого уровня АД до применения ГК в два раза снижает частоту повышения АД.
43-48 315
Аннотация
Происходящие при остеопорозе (ОП) изменения костной ткани приводят к хрупкости костей и склонности к переломам. Постменопаузальный ОП широко распространен, и у 40% женщин в этот период происходят переломы, связанные со снижением костной массы [18]. Основной целью лечения ОП является не только уменьшение частоты переломов позвонков и периферических костей, но и сохранение социальной активности, связанное с качеством жизни пациента. В связи с этим постоянно ведется поиск препаратов, нормализующих костный обмен, хорошо переносимых и удобных для приема с учетом долгосрочности проводимой терапии. В настоящее время наиболее широко используемым классом лекарственных средств для лечения ОП считают антирезорбтивные препараты. Цель: изучить эффективность Бивалоса по влиянию на минеральную плотность кости (МПК), специфические маркеры костного обмена, качество жизни пациентки и оценить переносимость препарата.
49-53 462
Аннотация
Остеоартроз (ОА) является одним из наиболее распространенных заболеваний опорно-двигательного аппарата, особенно у лиц старшей возрастной группы.С современных позиций ОА рассматривается как гетерогенная группа заболеваний, имеющих различную этиологию, но сходные биологические, морфологические и клинические черты.Патологический процесс при ОА затрагивает не только хрящ, но и субхондральную кость, связки, капсулу сустава, а также периартикулярные мышцы, синовиальную оболочку, в которой развивается основной воспалительный процесс, приводящий к нарушению структуры хряща, образованию вначале поверхностных его повреждений, а затем глубоких трещин, формированию остеофитов, нарушению конгруэнтности суставных поверхностей. Следствием этих процессов является боль, нарушение функции сустава, ухудшение качества жизни пациентов вплоть до потери трудоспособности и инвалидизации [1, 2]. Диагноз ОА, несмотря на технический прогресс и внедрение в медицинскую практику сонографии суставов, компьютерной томографии, магнитно-резонансной техники, часто ставится на поздних сроках болезни из-за отсутствия болевого синдрома, который является основной причиной обращаемости больного к врачу.
67-72 615
Аннотация
Несмотря на различия в этиологии и патогенезе, разнообразие клинических проявлений ревматических заболеваний (РЗ), в основе большинства из них лежит хроническое воспаление. Важная роль в его развитии отводится вырабатываемым при иммунных реакциях преимущественно макрофагами и Т-лимфоцитами цитокинам, многие из которых обладают провоспалительным действием и, кроме того, участвуют в регуляции обменных процессов. Большое значение в формировании воспаления, имеющего ряд общих иммунных механизмов при некоторых наиболее часто встречаемых РЗ (ревматоидном артрите (РА), псориатическом артрите, подагре), принадлежит фактору некроза опухоли-α (ФНО-α) [1-4]. Именно с гиперпродукцией цитокинов, в том числе ФНО-α, связано увеличение риска развития атеросклероза и ассоциируемых с ним сосудистых осложнений [5].
73-75 315
Аннотация
Представлено описание необычного течения АА-амилоидоза у больной ревматоидным артритом – распространенное отложение масс амилоида в легких, сердце, печени при незначительной и непостоянной протеинурии.
76-79 226
Аннотация
В течение второй половины 20 века и начала 21 века терапевтические клиники Ярославского государственного медицинского института (с 1994 года – Ярославская государственная медицинская академия) занимаются изучением клиники, патогенеза, диагностики и лечения ревматических заболеваний. Все эти годы работа проводилась в тесной связи с ведущим учреждением России в области ревматологии – Институтом ревматологии РАМН.


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1995-4484 (Print)
ISSN 1995-4492 (Online)