Preview

Научно-практическая ревматология

Расширенный поиск
Том 46, № 4 (2008)
https://doi.org/10.14412/1995-4484-2008-4

Статьи

14-20 540
Аннотация
Резюме Цель. Охарактеризовать метаболический синдром (МТ) у больных СКВ и уточнить вклад иммунного воспаления в развитие последнего. Материалы и методы. Обследовано 154 жен. с СКВ, ср. возраст 35 лет, длительность заболевания 99 мес. Контрольная группа — 69 чел. без ревматических заболеваний сопоставимых по возрасту. Для диагностики МС использовали критерии ATP III. Выявления атеросклеротического поражения сосудов проводилось при ультразвуковом сканировании сонных артерий. Концентрацию ХС, ТГ, ХС Л ВП в сыворотке крови определяли колориметрическим и фотометрическими методами, уровни hs-CPB — иммунонефелометрическим методом. Результаты. МС диагностирован у 29/154 (19%) пациенток с СКВ и — у 5/69 (7%) в группе контроля, (р=0, 02). Встречаемость компонентов МС: АГ, ПТ и гипоальфа- липопротеинемия — у больных СКВ была достоверно выше, чем в группе контроля. При СКВ уровни ТГ, ХС ЛВП и СРВ превышали значения данных показателей у здоровых лиц. Толщина КИМ сонных артерий при СКВ и в контроле была одинаковой, АТБ и ИВС чаще выявлялись при СКВ (15% и 14%), чем в контроле (4% и 2%), (р=0, 01). Пациентки с СКВ и МС были старше по возрасту, с более высокими значениями активности заболевания, ИП, максимальной дозы ГК за период болезни (р<0, 05). Концентрация СРВ была значительно выше у больных СКВ и МС. Субклинические проявления атеросклероза чаще диагностировали у пациенток СКВ и МС по сравнению с больными СКВ без МС (р<0, 05). Различий по частоте обнаружения клинических проявлений атеросклероза между группами не выявлено. Заключение. Аутоиммунное воспаление при СКВ играет важную роль в развитии МС и сердечно-сосудистых заболеваний.
21-26 382
Аннотация
Резюме Цель. Анализ распространенности и структуры психических нарушений среди пациентов с системной красной волчанкой (СКВ), наблюдающихся в ГУ Институт ревматологии РАМН. Материал и методы. Включены 115 пациентов достоверной СКВ в возрасте 34 (2445) года (медиана и интерквартильный размах), продолжительность болезни — 8 (4-17) лет. Активность СКВ оценивали с помощью шкалы SLEDA1. Психические нарушения диагностировались психиатром в соответствии с МКБ-10 с использованием ряда психиатрических и психологических шкал. Результаты. Психические нарушения были выявлены у 76 из 115 (66 %) пациентов. Преобладали расстройства тревожно-депрессивного спектра (83 %): депрессивные эпизоды (40 %), расстройства адаптации (24 %), генерализованные тревожные расстройства (10 %) и дистимия (9 %). Выраженные когнитивные нарушения выявлены у 7 % пациентов. Не выявлено различий по возрасту, полу, длительности и степени активности СКВ, длительности и кумулятивной дозе ГК и цитотоксиков у пациентов с психическими нарушениями и без таковых. Заключение. Психические нарушения часты среди больных СКВ (66 %). В их спектре основное место занимают тревожно-депрессивные расстройства (83 %). Характер взаимосвязей между СКВ и психическими нарушениями требует дальнейшего изучения.
31-35 397
Аннотация
Резюме Боль в нижней части спины (БНС) является одной из основных причин временной нетрудоспособности работающего населения. Цель. Оценить значимость БНС у женщин как маркера риска артериальной гипертонии (АГ), ишемической болезни сердца (ИБС), хронической сердечной недостаточности (ХСН), сосудистых катастроф, нарушений углеводного обмена, остеоартроза (ОА), остеопороза (ОП), заболеваний органов пищеварения, а также депрессивных и тревожных расстройств. Материал и методы. В одномоментное исследование включены 1194 жен. в возрасте от 28 до 64 лет (медиана 51 год, 25% — 95%: 48 - 55 лет), обратившихся на амбулаторный приём. Диагностику изучаемых заболеваний проводили согласно национальным рекомендациям последних пересмотров. Рассчитывали отношения шансов (ОШ) и 95% доверительные интервалы (ДИ). Результаты. БНС выявлена в 671 случае, 523 жен. болей в спине не имели. Группы не различались по возрасту и менопаузальному статусу. Пациентки с БНС имели большую среднюю массу тела, окружность талии и бедер, тяжесть климактерического синдрома. В группе с БНС были выше вероятность АГ (ОШ 1,40, ДИ 1, 10 - 1, 79), ИБС (ОШ 2,03, ДИ 1, 37 -3,03), ХСН (ОШ 1,74;ДИ 1,35 - 2, 25), ОА (ОШ 2, 43; ДИ 1,91 — 3, 09), холецистита (ОШ 1, 87; ДИ 1, 46 - 2, 39), депрессивных (ОШ 1, 83; ДИ 1,42 — 2, 36) и тревожных (ОШ 1, 69; ДИ 1, 33 — 2, 14) расстройств. Не выявлено ассоциации БНС с ОП и остеопенией. Заключение. БНС у женщин является маркером повышенного риска социально значимых заболеваний. Пациентки, обращающиеся к врачу по поводу БНС, нуждаются в своевременном выявлении и лечении коморбидной патологии.
65-72 480
Аннотация
Резюме Цель. Оценить пригодность Восточно-Европейских диагностических критериев ЮРА в современных условиях. Материал и методы. В исследование включено 260 детей с ЮА в возрасте от 2 до 18 лет (сред. 8, 5± 1, 1 лет). Длительность болезни варьировала от 6 мес до 15, 5 лет (сред. 5, 4±0, 9 лет). Распределение диагнозов: ЮРА — 94, ЮХА — 107, другие артриты -12 (44, 1%; 50, 2% и 5, 6% соответственно). В группу сравнения вошли пациенты с СЗСТ — 35 человек, СВФ — 6, РБС — 4, болезнью Шегрена -2 (всего 47 больных). Все пациенты были оценены в соответствии с Восточно-Европейскими диагностическими критериями ЮРА. Определялась чувствительность и специфичность каждого критерия в отдельности, а также сочетания признаков. Результаты. У 35 из 260 больных имелось менее Зх критериев. Это были преимущественно пациенты с другими РЗ и 2 ребенка с ЮХА. Диагноз у 207 пациентов соответствовал определенному или классическому ЮРА (наличие 4х и более критериев), однако в действительности был выставлен лишь у 94 из них (45, 4%). У большинства из оставшихся больных диагноз звучал как ЮХА (44, 9%) или другие артриты (4, 8%). 10 больных с другими РЗ также соответствовали критериям определенного или даже классического ЮРА (4, 8%). У 17 пациентов можно было выставить диагноз вероятного ЮРА, тем не менее ни один из них ему не соответствовал. Наиболее чувствительным (74, 5%) и специфичным (76, 6-100 %) для постановки диагноза ЮРА являлось сочетание 8 и более признаков, а наличие 4-7 критериев больше свидетельствовало в пользу других артритов. Чувствительными для ЮРА по сравнению с ЮХА (20,2-96,8%) являлись 9 признаков, а высокой специфичностью (86, 9-99, 1%) обладали лишь 4 из них: симметричный артрит мелких суставов, РФ, нарушение роста костей, поражение шейного отдела позвоночника. Заключение. В настоящее время Восточно-Европейские диагностические критерии ЮРА нуждаются в модификации. Они позволяют дифференцировать ЮРА от других РЗ, но не помогают установить внутригрупповые различия в рамках ЮА. Большее значение для диагностики имеет качественная характеристика каждого критерия, а не их количественное сочетание. Назрела необходимость создания диагностических критериев ЮРА, позволяющих дифференцировать его от ЮХА, а также разработки критериев для самого ЮХА.


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1995-4484 (Print)
ISSN 1995-4492 (Online)