Preview

Научно-практическая ревматология

Расширенный поиск
Том 50, № 3 (2012)
https://doi.org/10.14412/1995-4484-2012-3

Статьи

13-18 551
Аннотация
Лечение раннего ревматоидного артрита (РА) обычно начинают с одного из синтетических базисных противовоспалительных препаратов (БПВП). Выбор таких средств очень ограничен, и лефлуномид (ЛЕФ) является одним из наиболее перспективных. В настоящем исследовании оценивались результаты применения стандартной схемы назначения ЛЕФ у больных с ранней стадией РА в условиях повседневной клинической практики российских медицинских учреждений. Материал и методы. В исследование включались больные, наблюдавшиеся в 20 медицинских центрах Российской Федерации с мая 2008 г. по январь 2010 г. Включались больные РА, соответствующие классификационным критериям Американской коллегии ревматологов (ACR) 1987 г. с давностью заболевания менее 2 лет, которые ранее не получали ЛЕФ. Все пациенты были старше 18 лет и подписали информированное согласие. Врачам рекомендовалось назначать его по 100 мг/сут в течение первых 3 дней, затем по 20 мг/сут постоянно. При возникновении нежелательных явлений (НЯ) допускалось уменьшение дозы до 10 мг/сут. Больные обследовались до назначения ЛЕФ, а также после 12, 24, 36 и 48 нед лечения. Эффективность лечения оценивали по критериям Европейской антиревматической лиги (EULAR) по DAS 28, критериям ACR, динамике функционального статуса по HAQ и качества жизни по EQ-5D. Результаты. В исследование включено 484 больных РА. Диагноз соответствовал критериям ACR 1987 г. В этой группе было 80 мужчин и 404 женщины. Средний возраст больных составил 48,1±13,4 года, средняя продолжительность болезни на момент начала исследования 14,1±12,8 мес. На фоне лечения каждые 12 нед регистрировалось достоверное уменьшение числа больных с высокой воспалительной активностью по DAS 28. К концу наблюдения оно уменьшилось с 355 (73,3%) до 41 (8,5%). При этом каждые 12 нед существенно возрастало число больных с низкой активностью и ремиссией (p<0,01). Напоследнем визите ремиссия была зафиксирована у 57 (11,8%), анизкая активность - у 59 (12,2%) больных. Через 12 нед после начала лечения достоверное улучшение по критериям EULAR было достигнуто у 210 (43,4%) больных. В ходе последующего наблюдения число больных с достоверным улучшением статистически значимо увеличивалось каждые 12 нед и к концу наблюдения составило 373 (77%). При оценке эффективности по критериям ACR 20% ответ после первых 12 нед отмечался у 154 (31,8%) больных. Число больных с 20% улучшением по ACR достоверно возрастало в течение первых 36 нед наблюдения и после 48 нед составило 323 (66,7%). Число больных с 50% и 70% ответом по ACR существенно увеличивалось втечение всего периода наблюдения (p<0,01). После 48 нед лечения у 141 (29%) больного отмечался 50% и у 38 (8%) - 70% ответ по ACR. Проводимая терапия обеспечивала достоверное повышение качества жизни, которое оценивалось по опроснику EQ-5D, и значительное улучшение функционального статуса по HAQ. В ходе исследования НЯ отмечались у 51 (10,5%) больного. За время наблюдения ЛЕФ был отменен у 58 больных, в том числе у 23 (4,8%) - из-за недостаточной эффективности, у 9 (1,9%) - из-за нежелательных явлений иу26 (5,4%) - по другим причинам. У больных, получавших ЛЕФ по стандартной схеме с применением насыщающей дозы в первые 3 дня, и у пациентов, не принимавших насыщающую дозу, эффективность лечения, частота и причины прекращения терапии были сопоставимы. Заключение. Стандартная схема назначения ЛЕФ с использованием высоких доз в первые 3 дня лечения у пациентов с ранней стадией РА позволяет эффективно подавлять воспалительную активность и не вызывает существенного увеличения частоты НЯ.
19-24 717
Аннотация
Анемия хронического заболевания (АХЗ), которая диагностируется у многих больных ревматоидным артритом (РА), была описана в начале 70-х годов прошлого века. Нарушения метаболизма железа при ДХЗ, как отмечено ранее, - ее диагностическая особенность, а открытие гепсидина - железорегулирующего острофазового белка - позволило во многом прояснить связь между иммунным механизмом нарушения гомеостаза железа и развитием АХЗ. Цель - определить роль гепсидина в дифференциальной диагностике АХЗ и истинного дефицита железа у больных РА. Материал и методы. В исследование были включены 76 больных РА (критерии ACR 1987 г.), поступивших на стационарное лечение в ФГБУ «НИИР» РАМН. Больные разделены на две группы. Основная группа- больные с анемией (n=47). Критерием анемии по данным ВОЗ считали снижение уровня гемоглобина (НЬ) ниже 120 г/л для женщин и ниже 130 г/л для мужчин. Контрольная группа (n=29) - больные без анемии. Больные РА с анемией и без нее были сопоставимы (р>0,05) по возрасту (45,5±14,3 и 49,8±14,3 года соответственно) и длительности заболевания (от 2 мес до 20 лет). У всех больных, включенных в анализ, проводилось изучение показателей метаболизма железа: сывороточного железа (СЖ), общей железосвязывающей способности сыворотки (ОЖСС) и насыщения трансферрина железом (НТЖ), трансферриновых рецепторов (ТрФ) и ферритина сыворотки (ФС), а также прямым иммуноферментным методом определялся уровень прогормона гепсидина (набор Hepcidin Prohormone Enzyme Immunoassay Kit фирмы IBL, Германия). Цитокины (интерлейкин 6, фактор некроза опухоли а) определяли методом иммуноферментного анализа (фирма Bender MedSystems, Австрия). Для диагностики дефицита железа применялся дифференциально-диагностический алгоритм, разработанный в институте, с использованием ФС, ОЖСС и НТЖ. Диагностика основывалась на двух этапах оценки показателей железа: при уровне ФС ниже нормы (<40 мкг/л) ставится диагноз изолированной железодефицитной анемии (ЖДА). Если ФС≥40 мкг/л, но при этом имеется одновременное повышение ОЖСС выше нормы (>70 мкм/л) и снижение НТЖ (<20%), то уданного больного можно заподозрить смешанный генез анемии, при которой обнаруживается как дефицит железа, так и АХЗ. У остальных больных можно ставить диагноз изолированной АХЗ. Результаты. В результате проведенного исследования было установлено, что уровень сывороточного прогормона гепси-дина у обследуемых больных РА вне зависимости от уровня гемоглобина в среднем составил 89,2+65,1 пг/мл и был значительно выше, чем у доноров (64,9±21,6 пг/мл; р<0,05). Анализ биохимических показателей крови, характеризующих метаболизм железа, показал, что по сравнению с донорами у больных РА вне зависимости от наличия анемии было выявлено повышение уровня ФС, являющегося острофазовым показателем и отражающего высокую активность воспалительного процесса. Для исключения ЖДА больные РА с анемией в соответствии с дифференциально-диагностическим алгоритмом были разделены на три подгруппы. В первую вошли больные РА с изолированной АХЗ - 13 человек (28% от основной группы); во вторую - 17 пациентов (32%) с анемией смешанного генеза (АХЗ±ЖДА), а в третью - с изолированной ЖДА (n=17). Анализ клинико-лабораторных показателей РА в зависимости от характера анемии показал, что только больные с изолированной АХЗ имели достоверно более высокие средние значения прогормона гепсидина (120,3+56,1 пг/мл) по сравнению с группой контроля (90,3±37,9 пг/мл) и больными РА с дефицитом железа (как с изолированной ЖДА, так и смешанного генеза). В этой же подгруппе пациентов отмечалась и более высокая воспалительная активность РА, характеризующаяся наиболее высокими значениями DAS 28, С-реактивного белка и ФС. Заключение. Гепсидин является отрицательным регулятором обмена железа и может применяться для дифференциальной диагностики АХЗ и истинного дефицита железа у больных РА.
25-32 445
Аннотация
Цель - оценить влияние терапии тоцилизумабом (ТЦЗ) на уровень острофазовых показателей, аутоантител, иммуноглобулинов классов G, M и A через 2, 4, 8, 12 и 24 нед в сопоставлении с клинической эффективностью ТЦЗ по индексам DAS 28, CDAI и SDAI. Выявить иммунологические предикторы эффективной терапии ТЦЗ. Материал и методы. Обследовано 42 больных ревматоидным артритом (РА), получивших по 6 инфузий ТЦЗ в дозе 8 мг/кг внутривенно с интервалом в 4 нед на фоне стабильной терапии базисными противовоспалительными препаратами и глюкокортикоидами. СОЭ определяли по методу Вестергрена, уровень С-реактивного белка (СРБ), IgM ревматоидного фактора (РФ), иммуноглобулинов (Ig) классов G, M и A в сыворотке - нефелометрическим методом, антител к циклическому цитруллинированному пептиду (АЦЦП) - электрохемилюминесцентным методом. Результаты. У ответивших на терапию ТЦЗ базальные значения Ме [25-й; 75-й перцентили] составляли для DAS 28 - 6,44 [5,87; 7,04], CDAI - 41,5 [32; 53], СРБ - 36,4 [19,2; 62,7] мг/л, IgM РФ - 262,0 [95,3; 663,0] МЕ/мл, IgA РФ - 342,5 [106,9; 789,9] ЕД/мл, АЦЦП - 366,8 [76,9; 500,0] ЕД/мл, антитела к модифицированному цитруллинированному виментину (АМЦВ) - 770,5 [190,7; 2393,1] ЕД/мл, IgG - 16,1 [12,9; 21,1] г/л, IgM - 2,07 [1,68; 2,63] г/л, IgA - 4,19 [3,38; 5,71] г/л. На 2-й неделе терапии ТЦЗ отмечено снижение уровней СРБ до 0,5 [0,3; 1] мг/л, IgM РФ до 191,5 [45,6; 507.5] МЕ/мл, IgA РФ до 225,8 [74,2; 547,4] ЕД/мл, на 4-й неделе- титров АМЦВ до 312,15 [81,2; 925,5] ЕД/мл, сохранявшееся до 24-й недели (р<0,01). К 24-й неделе терапии отмечалось снижение уровня IgG до 9,41 [8,14; 11,8] г/л, IgM до 1,12 [0,89; 1,94] г/л, IgA до 2,15 [1,73; 2,73] г/л (р<0,01), однако в целом их средний уровень оставался в пределах нормы. Среди больных РА, высоко позитивных по АМЦВ, ремиссия по CDAI к 24-й неделе терапии ТЦЗ развивалась чаще, чем у АМЦВ-негативных пациентов (отношение шансов 18,4; р=0,03). У пациентов с более низким исходным уровнем IgG и IgM в сыворотке крови возрастала частота ремиссии по DAS 28 (р=0,01 и0,04 соответственно). Заключение. Таким образом, анализ результатов терапии ТЦЗ через 24 нед свидетельствует о его способности быстро индуцировать стойкую положительную динамику иммуновоспалительных маркеров, вызывать снижение титра аутоантител, иммуноглобулинов больных РА. Серопозитивность по АМЦВ и более низкий базальный уровень IgG и IgM в сыворотке крови можно рассматривать в качестве возможных предикторов развития ремиссии к 24-й неделе терапии.
33-37 407
Аннотация
Цель - изучить влияние терапии тоцилизумабом (ТЦЗ) на симптом усталости у больных ревматоидным артритом (РА). Материал и методы. В исследование включено 43 больных РА, получавших терапию ТЦЗ в дозе 8 мг/кг 1 раз в 4 нед в течение 24 нед. Большинство больных были женского пола, в возрасте от 25 до 69 лет, с длительностью заболевания от 1 года до 10 лет; 86% пациентов были позитивны по ревматоидному фактору, 84% - по антителам к циклическому цитруллинированному пептиду, 42 и 49% соответственно имели II или III рентгенологическую стадию, 81% - II функциональный класс и 77% - высокую активность заболевания по DAS 28. Из 43 больных, включенных в исследование, у 12 (28%) была выявлена анемия со снижением уровня гемоглобина (<110 г/л). До начала терапии ТЦЗ все больные не менее 6 мес получали базисные противовоспалительные препараты, преимущественно метотрексат, в средней дозе 15,0+2,7 мг, 59,5% больных принимали глюкокортикоиды в средней дозе 7,5+2,22 мг/сут в пересчете на преднизолон. Оценка усталости проводилась по визуальной аналоговой шкале (ВАШ) опросника RAPID-3 в сантиметрах. Результаты. Наиболее выраженные корреляционные связи симптома усталости выявлены с уровнем депрессии (R=0,49), болью (R=0,48), активностью заболевания по DAS 28 (R=0,47), СОЭ (R=0,49) и общей оценки активности заболевания пациентом (R=0,55). Менее значимыми оказались взаимосвязи с числом болезненных и припухших суставов, уровнем гемоглобина и интерлейкина 6 (ИЛ 6). После первой инфузии ТЦЗ уже к 4-й неделе наблюдения выявлено достоверное уменьшение уровня усталости с 5,3 до 4.5 см. В дальнейшем он продолжал снижаться и достиг значения 2,5 см к 24-й неделе. За время терапии усталость в целом снизилась на 52%. Отмечалось достоверное снижение индексов DAS 28 (с 6,3 до 2,23), SDAI (с 41,75 до 4,55), CDAI (с 44,03 до 4,07), RAPID-3 (p<0,01), боли (с 6,6 до 1,2 см), СОЭ, С-реактивного белка, ИЛ 6, существенное улучшение функционального статуса по индексу HAQ (с 1,75 до 0,5 балла). Следует отметить быстрое улучшение всех показателей уже после первой инфузии препарата. Через 8 нед терапии низкая активность заболевания наблюдалась у 24,4% больных, 26,8% достигли клиниколабораторной ремиссии. К 24-й неделе низкую активность заболевания по индексу DAS 28 имели 11,9%, а ремиссию - 71,4%.
38-42 744
Аннотация
Цель - сравнить различные методы оценки активности анкилозирующего спондилита (АС) в реальной практике врача-ревматолога в Российской Федерации. Материал и методы. В исследование включено 464 больных АС, последовательно пришедших к ревматологам в течение 4 мес в 24 городах России. На всех пациентов заполнялась специально разработанная клиническая карта. У всех больных определялись индексы BASDAI, ASDAS, общая оценка активности заболевания врачом, СОЭ и уровень С-реактивного белка (СРБ). У больных аксиальным АС определяли индекс mini-BASDAI. Диагноз болезни верифицировался в ФГБУ «НИИР» РАМН по модифицированным Нью-Йоркским критериям 1984 г., включая оценку рентгенограмм. Проводилось сравнение всех методов оценки активности. Результаты. Всего из включенных в исследование 464 больных достоверный диагноз АС был подтвержден у 330 (71,1%), аксиальный АС был у 178 из них; средний возраст составил 39,7+10,2 года, средняя длительность заболевания -14,6+2,6 года, мужчин было 86%, женщин - 14%. Около 61% больных имели высокую активность по индексу BASDAI, 74% - по индексу mini-BASDAI (n=178), 88% больных имели высокую и очень высокую активность заболевания по индексу ASDAS (СОЭ); среднее значение СОЭ по Вестергрену составило 33,8+29 мм/ч, а СРБ (n=249) - 30 мг/л. Выводы. При определении активности заболевания ревматологи в реальной клинической практике ориентируются в первую очередь на общую оценку активности и изменения острофазовых показателей крови (СОЭ и СРБ). Количество больных с высокой активностью заболевания, рассчитанное по индексам BASDAI и ASDAS, оказывается выше. В свою очередь ASDAS чаще выявляет высокую активность АС, чем BASDAI.
43-48 473
Аннотация
Цель - изучить клинические особенности и определить частоту послеоперационных осложнений у больных ревматическими заболеваниями (РЗ), которым проводилось эндопротезирование коленных (ЭПКС) и тазобедренных суставов (ЭПТБС) на фоне терапии генно-инженерными биологическими препаратами (ГИБП). Материал и методы. В исследование включено 37 пациентов с РЗ: 30 с ревматоидным артритом (РА), 6 -с анкилозирующим спондилитом (АС) и 1 - с псориатическим артритом (ПсА). У всех пациентов были показания к эндопротезированию (ЭП) суставов: выраженная деформация и нарушение функции сустава, боль, не купирующаяся приемом анальгетиков и нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП), низкое качество жизни (КЖ). 21 больному проведено ЭПТБС и 16 - ЭПКС. Средний возраст составил 40,6+15,8 года (от 18 до 64 лет); 78,4% были женщины; средняя длительность заболевания 15 лет. 73% больных получали синтетические базисные противовоспалительные препараты (БПВП), 68 % - низкие дозы глюкокортикоидов (ГК). Все пациенты находились на терапии ГИБП: 16 больных получали ритуксимаб, 15 - инфликсимаб, 1 - адалимумаб, 3 - абатацепт, 2 - тоцилизумаб. Активность РА определялась по индексу DAS 28, АС - по BASDAI, ПсА - по DAS 4, функциональная способность - по индексу HAQ, оценка КЖ - по опроснику EQ-5D. Результаты. В первые 2 года от начала заболевания диагноз был установлен у 73% больных, у половины из них в это же время начата терапия БПВП. ГИБП назначены в среднем на 13-м году болезни пациентам с высокой активностью заболевания, недостаточной эффективностью или непереносимостью синтетических БПВП. Присоединение ГИБП позволило снизить активность болезни у большинства пациентов перед оперативным лечением (до умеренной степени у 60% больных, до низкой - у 27%), и только у 13% пациентов активность оставалась высокой. 84% больных в течение болезни длительно (от 1 года до 19 лет) принимали низкие дозы ГК, однако за 6 мес до операции данную терапию продолжали только 68%. За период от 1 до 12 мес после операции у 1 пациента (2,7%) был выявлен венозный тромбоз, у 2 пациентов - нестабильность связочного аппарата в области протезированного сустава. Инфекции протезированного сустава ни у одного пациента за период наблюдения выявлено не было. Заключение. Применение ГИБП позволило уменьшить активность заболевания у большинства больных, снизить потребность в приеме ГК и провести ЭП суставов на более благоприятном фоне. Данная терапия не сопровождалась развитием инфекционных осложнений в области протеза.
49-54 445
Аннотация
Цель - оценить динамику воспалительных изменений (ВИ) позвоночника и крестцово-подвздошных суставов (КПС) по данным магнитно-резонансной томографии (МРТ) у пациентов с анкилозирующим спондилитом (АС) на фоне лечения ингибиторами фактора некроза опухоли а (ФНО α) или нестероидными противовоспалительными препаратами (НПВП), назначенными впервые. Материал и методы. МРТ наиболее болезненного отдела позвоночника и КПС была проведена 58 пациентам с АС исходно и через 12 нед. Использовались режимы МРТ T2 STIR и T1 (SIGNA EXCITE, General Electrics; 0,35 Т, матрица 288×192). Наличие отека костного мозга расценивалось как активное воспаление. Для оценки активных ВИ в наиболее болезненном отделе позвоночника использовался метод счета modified ASspiMRI-a, в КПС - Лидский метод счета. МРТ оценивалась независимо, двумя специалистами, один из них не знал о номере визита и проводимом лечении. Пациенты были разделены на две группы, в первую вошли пациенты, которым впервые назначались ингибиторы ФНО α, в другую - те, которым впервые назначались НПВП. Обе группы были сопоставимы по демографическим показателям. Результаты. Средний уровень боли в исследуемом отделе позвоночника достоверно снизился в обеих группах: с 5,7±1,7 до 2,3±1,8 в группе ингибиторов ФНО α (р=0,000006), с 4,8±2,3 до 2,6±2,3 в группе НПВП (р=0,00001). Значительное уменьшение МРТ-признаков ВИ в позвоночнике через 12 нед лечения отмечалось у пациентов, получавших ингибиторы ФНО а (n=28), с 4,8±2,3 до 1,6±1,6 (p=0,00001); при этом у больных (n=17) с исходно большим числом очагов ВИ (>5) эта динамика была более выражена, чем в группе (n=11) с исходно меньшим количеством ВИ (<5) (средняя величина ∆ соответственно 4,3±1,5 и 1,6±1,4; р=0,0003). У пациентов, получавших НПВП (n=30), уменьшение числа ВИ на МРТ позвоночника было недостоверным (с 2,8±2,5 до 2,3 ±2,1; р=0,17). Регресс активного сакроилиита отмечался через 12 нед у пациентов из группы ингибиторов ФНО α (n=28) со снижением Лидского счета с 2,1±2,0 до 0 (p=0,01). Исходно 28,5% пациентов имели признаки активного сакроилиита на МРТ, через 12 нед они не выявлены ни в одном случае. Уменьшение активного сакроилиита наблюдалось также у пациентов из группы НПВП (n=30), но недостоверно, Лидский счет снизился с 2,6±2,5 до 2,1±2,0 через 12 нед (р=0,083). Исходно признаки активного сакроилиита на МРТ имели 73,3%, через 12 нед - 60% больных. Среднее уменьшение счета ВИ по данным МРТ за время наблюдения на фоне лечения ингибиторами ФНО α было достоверно более выраженным, чем при использовании НПВП (p=0,003 для позвоночника и p=0,013 для КПС). Заключение. Интенсивность боли в исследуемом отделе позвоночника достоверно снижается как при назначении НПВП, так и при использовании ингибиторов ФНО α. ВИ по данным МРТ достоверно уменьшаются при лечении ингибиторами ФНО α, но не НПВП. При большей исходной выраженности ВИ на МРТ их уменьшение на фоне лечения ингибиторами ФНС α было более значительным.
55-59 418
Аннотация
Пирофосфатная артропатия (ПФА) - заболевание, являющееся результатом образования и депонирования кристаллов пирофосфата кальция в суставном хряще и развивающимся в связи с этим воспалением иммунного характера. Для постановки диагноза необходимо обнаружение характерных кристаллов пирофосфата кальция в синовиальной жидкости, полученной из сустава, и признаков кальцификации хряща, или хондрокальциноза, видимого на стандартных рентгенограммах. В статье рассматриваются причины затруднений в визуализации хондрокальциноза при рентгенографии коленных суставов, сравнивается значимость трех методов лучевой диагностики хондрокальциноза как одного из важных критериев при постановке диагноза ПФА.
60-67 450
Аннотация
Цель - изучить влияние клинических характеристик ревматоидного артрита (РА) на производительность труда. Материал и методы. Обследовано 137 больных РА: 116 женщин и 21 мужчина. Средний возраст 52,03+13,17 года, средний возраст начала заболевания - 42,12±14,43 года. Медиана продолжительности РА - 84 [24-174] мес. Активность заболевания по DAS 28 была умеренной - 4,8±1,4. Индекс HAQ составил 1,42±0,82. Результаты. Из 137 больных работало 59 человек (43%). Абсентеизм составил 28,2%. У 28 из 59 работающих больных абсентеизм был равен 0. Среднее значение презентеизма 42,3+27,9%. Снижение общей производительности составило 54,8+34,4%. Повседневная деятельность, определявшаяся у всех больных, была снижена на 53,6+25,7%. Абсентеизм оказался негативно взаимосвязан с продолжительностью РА (R=0,26). Индекс DAS 28 оказался напрямую взаимосвязан со всеми показателями WPAI: абсентеизм (R=0,28), презентеизм (R=0,63), снижение общей производительности (R=0,47), повседневной деятельности (R=0,64). Наиболее сильная взаимосвязь показателей WPAI (R>0,5), исключая абсентеизм, отмечена с интенсивностью боли по визуальной аналоговой шкале (ВАШ). Индекс HAQ не был связан с абсентеизмом, но ассоциация его с презентеизмом, снижением общей производительности, повседневной деятельности оказалась высокой (R=0,65; R=0,43; R=0,75 соответственно). Связь составляющих WPAI с трансформированным индексом физического состояния больного SF-36 (PCS) была существенно выше, чем ментального (MCS). Вывод. Основное влияние на производительность труда оказывала активность РА. Презентеизм значительно сильнее взаимосвязан с клиническими характеристиками РА по сравнению с абсентеизмом. Все показатели WPAI ассоциировались с активностью, выраженностью функциональной недостаточности, показателями качества жизни, утомляемостью. При этом абсентеизм был наименее взаимосвязан с клиническими характеристиками РА.
68-74 588
Аннотация
Цель - оценить информированность пациентов о фармакологических и немедикаментозных методах лечения ревматоидного артрита (РА) и приверженность их применению до и после участия в образовательной программе, а также «выживаемость» этих знаний и необходимость повторного обучения. Материал и методы. В исследование было включено 43 больных РА. 23 пациента основной группы прошли обучение в образовательной программе (школа здоровья «Ревматоидный артрит»). 20 больных составили контрольную группу. Образовательная программа состояла из 4 занятий по 90 мин, проводимых каждый день. Оценка приверженности применению фармакологических и немедикаментозных методов лечения проводилась исходно, через 3 и 6 мес. Результаты. В основной группе использование базисной терапии оставалась стабильно высоким (около 100%) на протяжении 6 мес. К 3-му месяцу после обучения у 23,8% (р<0,05) пациентов удалось отменить нестероидные противовоспалительные препараты. Через 6 мес доля больных, использовавших лазерную терапию, возросла на 57,1% (р<0,01) и составила 47,8%, электро- и ультразвуковое лечение - возросла на 55,6% (р<0,01) и составила 60,9%. Через 3 мес количество пациентов, придерживающихся методик формирования правильного функционального стереотипа, увеличилось в 14 раз (р<0,01; 60,9%), через 6 мес - в 10 раз (р<0,01; 43,5%). Через 3 мес число больных, применяющих ортезы кисти, повысилось на 75,0% (р<0,01; 30,4%), коленные ортезы - на 50,0% (р<0,01; 39,1%), индивидуальные стельки - на 71,4% (р<0,01; 52,2%), трости и костыли - на 60,0% (р<0,01; 34,8%). Через 6 мес положительная динамика сохранилась только относительно использования стелечных ортезов (60,9%) и средств опоры (p<0,05; 34,8%). Через 3 мес количество пациентов, регулярно занимающихся физкультурой, возросло в 5,3 раза (р<0,01; 69,6%), через 6 -в 3,7 раза (р<0,01; 47,8%). Динамика в контрольной группе носила менее выраженный характер, что определило статистически достоверные различия между группами по большинству показателей (р<0,05). Заключение. Образовательная программа сохраняет высокую комплаентность использования базисной терапии, уменьшает потребность в симптоматических препаратах, увеличивает приверженность физиотерапии, методам формирования правильного двигательного стереотипа, ортезированию, регулярным занятиям физкультурой. Максимальный положительный результат школы здоровья «Ревматоидный артрит» был достигнут через 3 мес, к 6-му месяцу эффект несколько угасал. Это диктует необходимость повторного обучения в последующие 3-6 мес.


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1995-4484 (Print)
ISSN 1995-4492 (Online)