Preview

Научно-практическая ревматология

Расширенный поиск
Том 50, № 2 (2012)
https://doi.org/10.14412/1995-4484-2012-2

Статьи

14-19 469
Аннотация
Цертолизумаба пэгол (ЦЗП) — новый препарат из группы ингибиторов фактора некроза опухоли α (ФНО α). Эффективность и безопасность ЦЗП при ревматоидном артрите (РА) изучались в международных рандомизированных клинических исследованиях RAPID 1 (52-недельное) и RAPID 2 (24-недельное), в которых изучалось применение ЦЗП в сочетании с метотрексатом (МТ) у больных активным РА с резистентностью к МТ. В исследованиях RAPID 1 и RAPID 2 российские пациенты составляли значительную долю от общего числа больных (11,8 и 18,4% соответственно), включая длительные открытые фазы. Результаты применения ЦЗП у российских больных в исследованиях серии RAPID показали высокую стабильность ответа на лечение, быстрое развитие клинического эффекта и возможность прогнозирования ответа на терапию в течение первых 12 нед, а также низкую частоту локальных постинъекционных реакций.
20-24 679
Аннотация
Цель - оценить клиническую эффективность терапии тоцилизумабом (ТЦЗ) по индексам DAS 28, SDAI и CDAI, а также частоту развития ремиссии по критериям Европейской антиревматической лиги (EULAR) и новым критериям ремиссии, предложенным EULAR и Американской коллегией ревматологов (ACR) в 2011 г. Материал и методы. Обследовано 42 больных ревматоидным артритом (РА), получивших по шесть инфузий ТЦЗ в дозе 8 мг/кг внутривенно с интервалом в 4 нед на фоне стабильной терапии базисными противовоспалительными препаратами (БПВП) и глюкокортикоидами. Для оценки эффективности терапии ТЦЗ использовали критерии EULAR, основанные на динамике индекса DAS 28, а также индексы активности SDAI и CDAI. Ремиссию заболевания оценивали по критериям EULAR, а также с помощью новых критериев ремиссии EULAR/ACR 2011 г. Результаты. Базальные значения (медиана и интерквартильный размах: 25-75 процентилей) для DAS 28 составляли 6,44 (5,87-7,04), для SDAI - 45 (36,2-57), для CDAI - 41,5 (32-53). На 2-й неделе терапии ТЦЗ отмечено снижение уровней DAS 28 до 4,86 (4,28-5,29), на 4-й неделе - снижение SDAI до 22,6 (19,4-29,3) и CDAI до 21,9 (19,3-30), сохранявшееся до 24-й недели (р<0,01). К 24-й неделе терапии ТЦЗ у 35 больных наблюдался хороший эффект по критериям EULAR, у 7 - умеренный. Ремиссия к 24-й неделе по DAS 28 была достигнута у 30 (71%) пациентов, SDAI - у 13 (31%), по CDAI - у 14 (33%); низкая активность болезни по DAS 28 (2,6—3,2) отмечалась у 5 (12%) пациентов, SDAI (3,3-11) - у 21 (50%), CDAI (2,8-10) - у 20 (47,6%); высокая активность по SDAI и CDAI сохранялась у 2 (4,8%) больных. Ремиссия РА по критериям 2011 г. наблюдалась у 10 (24%) больных. Заключение. Полученные результаты 24-недельного исследования свидетельствуют о высокой клинической эффективности терапии ТЦЗ по динамике индексов активности DAS 28, SDAI, CDAI и новым критериям ремиссии EULAR/ACR 2011 г. при тяжелом РА, резистентном к стандартному лечению БПВП.
25-30 508
Аннотация
Цель — изучить сравнительную эффективность генно-инженерных биологических препаратов инфликсимаба (ИНФ) и адалимумаба (АДА) у пациентов с анкилозирующим спондилитом (АС). Материал и методы. В исследование включены 86 пациентов с АС, у которых, несмотря на лечение нестероидными противовоспалительными препаратами в максимально переносимых дозах, сульфасалазином, метотрексатом, глюкокортикоидами, сохранялась активная фаза заболевания. Пациенты с АС были разделены на две группы. Средний возраст пациентов группы I (ИНФ; n=53) составил 35±9 лет, длительность заболевания 13,9±7,5 года, группы II (АДА; n=33) — 35±12 лет и 9,1±6,7 года соответственно. Эффективность терапии оценивали по индексам активности болезни BASDAI, ASDAS, индексам повседневной функциональной активности суставов и позвоночника BASFI, BASMI, критериям ремиссии ASAS, динамике позвоночных индексов, лабораторным параметрам, типированию на HLA-B27. ИНФ назначали в дозе 3—5 мг/кг массы тела (300—400 мг) на 0, 2, 6-й неделях, далее каждые 8 нед, АДА — 40 мг 1 раз в 2 нед. Оценку эффективности терапии проводили каждые 12 нед. Результаты. Через 48 нед лечения ИНФ снижение индекса активности BASDAI на 50% установлено у 64%, в группе АДА — у 60% пациентов. Уменьшилась активность АС, определяемая по индексу ASDAS, у 69% и стала минимальной у 51% пациентов в группе ИНФ, при лечении АДА — у 54 и 66% пациентов соответственно. Среднее значение индекса BASFI снизилось более чем в два раза как в группе ИНФ, так и в группе АДА, низкий уровень его констатирован соответственно у 67 и 60% больных. В обеих группах установлено достоверное увеличение объема движений в позвоночнике после 12 нед терапии. К концу исследования достоверно улучшилась функция локомоторного аппарата (индекс BASMI) по сравнению с исходными значениями: с 19,4±8,1 до 13,6±4,8 и с 17,3±6,2 до 15,9±7,3 соответственно. Частичная ремиссия в соответствии с критериями ASAS достигнута у 69% пациентов на терапии ИНФ, у 75% — в группе АДА. Отмечена выраженная положительная лабораторная динамика. В группе ИНФ и АДА зафиксированы снижение СОЭ (с 37,7±18,9 до 19,0±16,8 и с 38,3±16,5 до 17,8±18,5 соответственно; в обоих случаях p<0,001), уровня СРБ (соответственно с 39,8±37,2 до 7,8±24,0; p<0,001, и с 23,2+21,2 до 1,0+2,5; p>0,13), повышение гемоглобина (соответственно с 125,9+18,8 до 137,5+20,4; p<0,001, и с 129,7±16,2 до 146,3±11,5; р>0,10). Нежелательные явления (НЯ) выявлены у 37% пациентов, получавших ИНФ, и у 33% — АДА. Наиболее частым НЯ было повышение уровней печеночных ферментов — у 11 и 9% в группах I и II. Серьезные НЯ, послужившие причиной отмены, наблюдали у 1 пациента в группе ИНФ. В I группе у 3% больных установлено уменьшение эффективности терапии, потребовавшее замены биологического препарата на АДА. Заключение. На терапии ИНФ был получен более выраженный клинический ответ по индексам заболевания BASDAI, BASМI. В обеих группах установлено быстрое снижение острофазовых показателей воспаления — СОЭ, СРБ, повышение уровня гемоглобина уже на ранних сроках терапии. Положительный эффект в отношении функционального состояния опорно-двигательного аппарата (спондилит, периферический артрит) достигнут в обеих группах. Переносимость генно-инженерных биологических препаратов удовлетворительная.
31-34 1020
Аннотация
Цель — оценить распространенность и факторы риска артериальной гипертензии (АГ) у больных ревматоидным артритом (РА) молодого и среднего возраста. Материал и методы. Обследованы 222 больных РА (34% с ранним РА) без сопутствующих кардиоваскулярных заболеваний. Средний возраст 47±9,7 года; мужчин было 15%; 60% больных были серопозитивны по ревматоидному фактору (РФ), среднее значение DAS 28 составило 5,77±1,1, HAQ-DI — 1,58±0,7. Ассоциации между факторами риска и АГ анализировали с помощью моделей логистической регрессии с поправкой на пол и возраст. Результаты. АГ обнаружена у 153 (69,4%) больных (при раннем РА — у 55%). У 56,3% больных повышение артериального давления было впервые зафиксировано после дебюта РА. С АГ при РА возраст (отношение шансов [ОШ] 2,06; 95% доверительный интервал [ДИ] 1,51—2,81), серопозитивность по РФ (ОШ=3,05; 95% ДИ 1,67—5,57), абдоминальное ожирение (ОШ=3,82; 95% ДИ 1,89—7,71), индекс массы тела (ИМТ; ОШ=1,15; 95% ДИ 1,07—1,24) и длительный прием преднизолона (ОШ=1,17; 95% ДИ 1,03—1,33). При раннем РА предикторами АГ были серопозитивность по РФ (ОШ=4,62; 95% ДИ 1,67—12,82), титр РФ (ОШ=1,43; 95% ДИ 1,04—1,96), число припухших суставов из 28 (ОШ=1,14; 95% ДИ 1,03—1,27), DAS 28 (ОШ=1,64; 95% ДИ 1,001—2,67), HAQ-DI (ОШ=3,14; 95% ДИ 1,19—8,25) и ИМТ (ОШ=1,14; 95% ДИ 1,01—1,29). Заключение. АГ широко распространена у больных РА, в том числе при раннем РА. Более чем в половине случаев АГ развивается на фоне РА и ассоциирована с традиционными факторами риска, наличием РФ и длительным приемом преднизолона. Вклад характеристик РА в развитие АГ наиболее четко прослеживается при раннем РА. Полученные результаты свидетельствуют о необходимости ранней диагностики и эффективного лечения АГ при РА с адекватным контролем воспалительной активности.
35-43 528
Аннотация
Цель — рассмотреть встречающиеся в клинической практике проблемы дифференциальной диагностики различных вариантов плазматических дискразий (ПД). Материал и методы. Описаны 14 больных (8 мужчин, 6 женщин) в возрасте 52±12 лет, у которых исключены ревматические заболевания (РЗ) и диагностированы первичные ПД: различные варианты миеломы у 7 пациентов, миелома + AL-амилоидоз — у 2, AL-амилоидоз — у 3 и макроглобулинемия Вальденстрема — у 2. Результаты и обсуждение. Наиболее частыми ошибочно диагностируемыми РЗ у больных ПД были серонегативный ревматоидный артрит (РА), системная красная волчанка, болезнь Шёгрена, и различные формы васкулитов. Наиболее частыми масками РЗ были поражения почек (78%), костно-суставной системы (64%), сосудистые нарушения (36%), периферические полинейропатии (36%) и увеличение слюнных желез с ксеростомией (28,5%). Иммунохимическое исследование сыворотки крови и мочи необходимо проводить всем больным, имеющим клинические проявления серонегативного РА, спондилоартрита, интенсивный болевой синдром в костях, язвенно-некротический васкулит, увеличение поднижнечелюстных слюнных желез с макроглоссией, в отсутствие маркеров аутоиммунного заболевания для своевременной диагностики ПД и исключения РЗ. В статье приводится оценка чувствительности и специфичности основных методов, используемых в диагностике различных вариантов ПД.
44-49 699
Аннотация
Цель - изучение клинической картины анкилозирующего спондилита (АС), взаимосвязи его проявлений со степенью потери трудоспособности в реальной практике врача-ревматолога в России. Материал и методы. В исследование включено 464 больных АС, последовательно пришедших к ревматологам в течение 4 мес в 24 городах Российской Федерации. На всех больных заполнялась специально разработанная клиническая карта. В дальнейшем диагноз болезни верифицировался в ФГБУ «НИИР» РАМН по модифицированным Нью-Йоркским критериям 1984 г., а обзорные рентгенограммы таза оценивались двумя независимыми экспертами слепым методом. Результаты. Всего из включенных в исследование 464 больных достоверный диагноз АС был подтвержден у 330 (71,1%); средний возраст составил 39,7+10,2 года, средняя длительность заболевания - 14,6±2,6 года; мужчин было 86%, женщин - 14%. Около половины больных (47%) имели периферический артрит, 56% - клинические признаки коксита. Среднее значение индекса BASDAI составило 4,8±2,1, BASFI - 4,3±2,6. BASDAI >4,0 имели 61% больных. Самым частым внепозвоночным проявлением был увеит (22%). Треть больных не работали из-за болезни, 45% больных изменили свою трудовую деятельность в связи с болезнью. Выводы. АС в России характеризуется высокой активностью, частым поражением тазобедренных суставов и плохим функциональным статусом больных в среднем через 15 лет от начала заболевания. Потеря трудоспособности наблюдалась у 1/3 больных. Диагноз АС в России ставится очень поздно, в среднем через 9 лет от начала заболевания.
50-55 693
Аннотация
Цель — исследовать механизмы участия полиморфизма Т(861-20)С гена трансформирующего фактора роста (ТФР) β1 в резорбции костной ткани при постменопаузальном остеопорозе (ОП). Материал и методы. Проанализировано 158 ДНК женщин в постменопаузе, больных ОП, и 89 ДНК здоровых женщин сопоставимого возраста в полимеразной цепной реакции (ПЦР) в ассоциации с анализом полиморфизма длины рестрикционных фрагментов (ПЦР-ПДРФ). Минеральную плотность костной ткани (МПКТ) оценивали посредством двухэнергетической рентгеновской адсорбциометрии. Активность щелочной фосфатазы и уровней кальция и фосфора в сыворотке определяли по стандартным биохимическим протоколам. Общую РНК выделяли из периферической крови 32 больных ОП и 39 здоровых доноров и использовали ее для исследования в ПЦР в режиме реального времени. Результаты. Не обнаружено значительных различий в частоте отдельных аллелей и генотипов между группой больных ОП и контрольными донорами. Частота минорной аллели Т составляла 0,27. Обнаружена значительная коррреляция полиморфизма Т(861-20)С гена ТФР β1 с низкой МПКТ позвоночника (r=0,18; р=0,025) у русских больных ОП. При введении поправки на возраст (Z-score) МПКТ у носителей генотипа СС оказалась значительно ниже, чем у носителей генотипов СТ и ТТ. Это сопровождалось более низкими уровнями экспрессии гена ТФР β1 в периферической крови носителей СС-генотипа (n=10) по сравнению с объединенной группой носителей двух других генотипов (n=22) в группе больных ОП (р=0,03) У здоровых женщин — носителей СС-генотипа (n=18) — не наблюдалось изменения экспрессии гена ТФР β1 по сравнению с объединенными представителями двух других генотипов (n=21). В целом в группе больных ОП наблюдали значительно более низкую экспрессию гена ТФР β1 по сравнению со здоровым контролем (р=0,04). Заключение. Ассоциация генотипа (861-20)СС гена ТФР β1 с пониженной МПКТ позвоночника у больных ОП сопровождается пониженной экспрессией гена ТФР β1. Поэтому выявление полиморфизма Т(861-20)С гена ТФР β1 может служить предиктором развития ОП, а у носителей генотипа (861-20)СС можно ожидать более тяжелой формы заболевания.
56-58 831
Аннотация
Цель - изучить распространенность пограничных психических расстройств (ППР) у больных ревматоидным артритом (РА) с различными клиническими проявлениями. Материал и методы. В исследование было включено 192 больных с достоверным диагнозом РА. Всем пациентам проведено клиническое, лабораторное и рентгенологическое обследование, а также заполнены опросник для оценки и выявления невротических состояний К.К. Яхина и Д.М. Менделевича (1978) и опросник Health Assessment Questionnaire (HAQ). Результаты. У 123 (64,1%) пациентов были выявлены ППР. Они чаще диагностировались у пациентов с серопозитивным РА (р<0,05). Частота возникновения ППР имела тенденцию к увеличению при возрастании активности РА, рентгенологической стадии, интенсивности боли по визуальной аналоговой шкале, длительности утренней скованности, числа болезненных суставов (р>0,05). Частота выявления ППР не зависела от наличия системных проявлений РА, числа припухших суставов, лабораторных показателей активности РА; она возрастала с увеличением функциональной недостаточности пациентов (p<0,05) и длительности суставного синдрома (p<0,05). Заключение. Обследование пациентов с РА показало высокую частоту ППР (64,1%), наличие которых коррелировало с нарушением функции суставов и длительностью суставного синдрома.
59-65 631
Аннотация
Цель - разработать образовательную программу для больных ревматоидным артритом (РА) и оценить ее эффективность. Материал и методы. В исследование было включено 43 больных РА: 23 пациента основной группы прошли обучение в образовательной программе (школа здоровья «Ревматоидный артрит»), 20 больных составили контрольную группу. Образовательная программа состояла из 4 занятий по 90 мин, проводимых каждый день. Исходно и через 6 мес определяли индексы DAS 28, HAQ, RAPID 3 по анкете MDHAQ (R798—NP2). Результаты. Через 6 мес после обучения в основной группе индекс DAS 28 снизился на 1,33+0,26 балла (р<0,05), HAQ — на 0,91±0,54 (55,2%; р<0,01), RAPID 3 — на 5,96±0,92 (49,9%; р<0,01), уровень тревоги — на 0,86±0,32 (54,4%; р<0,05), депрессии — на 0,87±0,61 (53,4%; р<0,05), утомляемости — на 3,39±1,17 (47,5%; р<0,05), улучшился сон на 0,81±0,36 балла (54,7%; р<0,05). Через 6 мес после участия в образовательной программе достоверно чаще регистрировался хороший ответ на лечение по DAS 28 по критериям EULAR (52,2% против 30,0% в контрольной группе; р<0,05), а число больных, отметивших улучшение самочувствия, возросло в 8,5 раза (р<0,01). Динамика в контрольной группе носила менее выраженный характер, что определило статистически достоверные различия между группами по большинству показателей (р<0,05). Заключение. Образовательная программа улучшает функциональные возможности, психологический статус, помогает контролировать активность заболевания и повышает качество жизни больных РА.


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1995-4484 (Print)
ISSN 1995-4492 (Online)